Элитная "благотворительность" однокурсников Медведева

Санкции, введенные против России и ряда конкретных е граждан могут привести к всплеску интереса к отечественной сверхэлитной недвижимости. В самом деле, покупать себе дворец в Европе или Америке, не будучи уверенным, что ты завтра не окажешься в эту страну невъездным (а недвижимость не будет конфискована по какому-то очередному украинскому иску), нет никакого резона. Но ведь никто не возбраняет разжиться недвижимостью непосредственно в РФ, например,на старой доброй Рублевке, которая отвоевывает свои позиции после небольшого сочинского перерыва. Иное дело, что такой дворец не скроешь: тысячи соотечественников будут видеть стройку и резонно задаваться вопросом, чьи хоромы, да на какие деньги построены. Раньше хозяева элитной недвижимости прятались за оффшорами, сегодня же, когда офшор может быть признан зарубежным активом, среди политиков все больше в моде переписывать собственность на общественные организации. В частности, как следует из расследования "Новой газеты", особо активно инвестируют в уникальные девелоперские проекты благотворительные фонды, связанные с однокурсниками и родственниками Дмитрия Медведева.

01072014medvedev03
Особняк "Евразия"

Кстати, самая любопытная сделка по купле-продаже рублевской недвижимости, возможно, осталась вне зоны общественного внимания. Хозяев сменил особняк (хотя честнее называть его дворцом) «Евразия», который еще до кризиса был назван журналом «Форбс» самым дорогим на Рублевке и пятым по стоимости в мире. Тогда на нем висел ценник в 100 миллионов долларов, вполне отражавший нравы тусовки, привыкшей вести счет в миллиардах. Но, как показывает исследование «Новой», «Евразия» могла быть продана намного дешевле. А что, бывают ведь и покупатели, которым хочешь не хочешь — скидку сделаешь.

01072014medvedev04
Дом приемов «Псехако». Вид снаружи

По данным кадастрового реестра, в 2010 году собственником «Евразии» стал фонд «Соцгоспроект». Как показывает практика, общественные и благотворительные фонды, да к тому же на следующий год после своего создания, не покупают рублевские дачи, а значит, их владение можно считать номинальным. Часто бывает так, что, например, по политическим причинам реальный хозяин недвижимости юридически ею владеть не может, да ему это и не нужно — было бы где отдохнуть.

01072014medvedev05
Резиденция в Большом Утрише

Фонд «Соцгоспроект» — не траст и не офшор, чтобы невозможно было проследить связи имеющих отношение к его деятельности лиц. Иногда это родственные связи — «Соцгоспроект» имеет непосредственное отношение к трудоустройству Андрея Медведева — двоюродного брата председателя правительства. Но мало ли кто стремится принять на работу родственников высокопоставленных чиновников. Да и от деревни Ворошнево Курской области, где работает фирма Медведева-кузена, до Рублевки далеко.

01072014medvedev06
Интерьер одного из объектов

Учредитель «Соцгоспроекта» Виталий Головачев — личность в мире бизнеса известная, и теоретически он мог бы купить «Евразию» для себя. Но зачем тогда было регистрировать недвижимость на фонд? Чтобы не афишировать владение имуществом? Но Головачев, очевидно, и не пытается скрыть свое участие в «Соцгоспроекте».

Если продолжить исследование его деловых контактов, то опять же легко установить, что он связан с фондом некоммерческих проектов «Дар», а вот эта организация уже очень хорошо известна. Еще в 2011 году СМИ сообщали, что именно «Дар» официально арендовал земельный участок в Краснодарском крае на территории заповедника Большой Утриш. Там предполагалось строительство элитного объекта, который участники рынка уже тогда называли «медведевской дачей». Потому, видимо, что наблюдательный совет фонда «Дар» возглавлял Илья Елисеев, на тот момент — зампред правления «Газпромбанка». По совпадению, фонд был одним из крупных клиентов кредитного учреждения, на долю ООО «Управляющая компания фонда «Дар», согласно отчетности, приходилось 2% кредитного портфеля. Впрочем, тут интереснее считать не в процентах, а в деньгах: банк ссудил некоммерческой организации более 460 миллионов долларов — случай для рынка беспрецедентный. Особенно для кризисного 2008 года.

Конечно, «Дар» возник не на пустом месте, его учредитель — ООО «Левит», собственниками которого выступали Леонид Михельсон (ныне — партнер Геннадия Тимченко по «Новатэку») и Леонид Блаватник. Но на тот момент контрольный пакет «Новатэка» еще находился у «Газпромбанка». Получается, что банк финансировал проекты фонда, принадлежащего крупным клиентам и партнерам, да еще и возглавляемого его же зампредом.

Видимо, ключевой фигурой в этой истории все же надо считать Илью Елисеева, а еще точнее — его однокурсника Дмитрия Медведева. Расцвет «Дара» пришелся именно на период президентства Дмитрия Анатольевича, а наиболее известные проекты связаны с объектами недвижимости «дачного» типа.

Собственно, наш интерес к деятельности фонда в 2010 году объяснялся волной общественного возмущения, которая поднялась после незаконной вырубки реликтового леса в Утрише для строительства дороги к будущей резиденции. Во многом из-за этого, собственно, проект и был подзаморожен. Но «Дар» при этом не отказался от намерения построить элитную дачу в Сочи накануне Олимпиады. Как следует из отчетности Оргкомитета Игр «Сочи-2014», фонд выступил инвестором строительства дома приема официальных гостей «Псехако». Видимо, речь идет о гостях высочайшего уровня, раз уж все работы по объекту приказом директора ФСБ Бортникова потребовалось согласовывать с чекистами. И объем инвестиций впечатляет: более 1,8 миллиарда рублей. Едва ли «Псехако», в отличие от спортивных олимпийских объектов, будет пустовать. Его уровень вполне соответствует потребностям высокопоставленного российского чиновника — да хоть бы даже и премьер-министра. Тем более что Дмитрий Анатольевич предпочитает горные лыжи галечным пляжам, и с этой точки зрения Псехако намного удобнее Утриша.

Еще одним хобби премьер-министра считается рыбалка. По совпадению, очередной элитный объект недвижимости из коллекции «Дара» расположен на берегу Волги. Речь идет о реконструированной, а фактически заново отстроенной усадьбе Черневых в Ивановской области. (А что, российские помещики знали толк в дачном отдыхе, новой элите есть чему поучиться.) «Дар» выкупил объект еще в 2009 году, но сейчас, как утверждают источники, идет процесс смены формального собственника на… «Соцгоспроект».

Это название, кстати, созвучно слову «собес», что, по совпадению, отражает перемены в инвестиционной стратегии и целевых установках. «Дар» был активным и даже агрессивным инвестором, а «Соцгоспроект» берет свое тихо, без лишнего риска. Прямо как пенсионный фонд какой-то.

Скандалы с загородной недвижимостью для российской элиты — сюжет знакомый, привычный. Может, сказывается, на каком-то генетическом уровне, советский еще эталон благополучия, в котором цэковская дача была аксессуаром для партийных сливок и приравненных к ним выдающихся общественных деятелей. Но в историях, связанных с фондами «Дар» и «Соцгоспроект», не получается пока даже хорошего скандала, потому что фигуранты, уязвленные общественным мнением, должны бы уже как-то обозначить свою позицию.

Это касается и негосударственных фондов, специализирующихся в области премиального девелопмента, и премьер-министра Дмитрия Медведева. Тем более, что в ранний период своей деятельности фонд «Дар» был косвенно связан не только с однокурсниками Дмитрия Медведева, но и с членами его семьи. Принадлежащее фонду ООО «Управляющая компания фонда «Дар» было расположено по тому же адресу, что и Фонд социально-культурных инициатив (ФСКИ) супруги президента Светланы Медведевой. Согласно базе данных СПАРК, генеральным директором ФСКИ и «Управляющей компании фонда «Дар» была Ольга Травина. Заместитель генерального директора ФСКИ Дмитрий Соловьев ранее сообщил «Новой газете»: Травина возглавляла Северо-Западный филиал «Дара» в 2006 году, но пять лет спустя уже не имела отношения к этому фонду.


Источник: “http://www.rospres.com/politics/14512/”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя